Photo: UNDP Uzbekistan

11 ноября 2020 года была проведена онлайн видеоконференция в целях обзора социологических исследований «Слушая граждан Узбекистана» и «Социально-экономические последствия COVID-19 в Узбекистане»: Опрос представителей махаллинских комитетов и опрос субъектов предпринимательства, а также в целях рассмотрения наилучших способов действий по их результатам. Организаторами данного мероприятия выступили Центр экономических исследований и реформ (ЦЭИР), Всемирный банк, Министерства по поддержке махалли и семьи, Центр «Стратегия развития» Узбекистана и ПРООН.

В целях совершенствования общенациональных ответных мер Узбекистана на последствия пандемии COVID-19 и связанного с ней карантина, ПРООН в сотрудничестве с ЦЭИР и Министерством по поддержке махалли и семьи выполнила оценку социально-экономических последствий для семей, а также ограничений, установленных для малых и средних предприятий (МСП). Цель сегодняшней цифровой видеоконференции состояла в том, чтобы представить эти результаты ключевым лицам, принимающим решения, и средствам массовой информации, а также определить дальнейшие шаги по использованию выявленных данных. Было озвучено предложение, что эти данные должны стать основой для будущих политических механизмов и актов законодательства, направленных на минимизацию последствий COVID-19, а также использованы при дальнейшем восстановлении Узбекистана после пандемии.


Исследование социально-экономического воздействия COVID-19 на домохозяйства проводилось с мая по июнь 2020 года с опросом руководителей махаллинских комитетов во всех регионах Узбекистана. В опросе приняли участие 3670 респондентов, в том числе председатели махаллей (84,7%), их заместители (12,8%) и активисты махаллей (2,5%), 62,9% из которых являются представителями из сельских махаллей. Результаты обследования показали, что пандемия привела к увеличению числа бедных семей, особенно в городских районах.

Наиболее сильно пострадали малообеспеченные семьи (отмечено 48% респондентов, особенно в Намангане и Самарканде), многодетные семьи (отмечено 40% респондентов, особенно в Ташкентской области) и семьи с вернувшимися трудовыми мигрантами (отмечего 55% респондентов, особенно в Джизаке и Кашкадарье). Эти негативные последствия в основном включали снижение доходов и потерю работы, на что указали 74% и 58% респондентов соответственно.

Это исследование выявило, что материальная помощь, такая как раздача продуктовых наборов, наиболее необходимая женщинам и пожилым людям, считалась более важной, чем добровольческая помощь. Рекомендации по устранению социально-экономических последствий включали:

- Изменение мер экономической и социальной политики с целью поощрения частного сектора к импорту или производству необходимых товаров на местном уровне;

- Поощрение молодежи и женщин к занятию семейным предпринимательством путем поддержки создания малых частных предприятий в махаллях;

- Облегчение доступа для женщин и девушек к получению необходимой помощи, а также обеспечение того, чтобы вопросы, вызывающие их озабоченность, были услышаны;

- Обеспечение того, чтобы средства массовой информации подчеркивали отсутствие опасности со стороны людей, получивших лечение от COVID-19.

В параллельном опросе рассматривалось воздействие пандемии COVID-19 на МСП по всей стране, на основе 887 интервью с субъектами предпринимательства по всему Узбекистану. В ходе опроса было выявлено, что больше всего пострадали на МСП было в секторе туризма, гостиничного бизнеса и общественного питания, а также предприятия, расположенные в Сырдарье, Намангане, Навои, городе Ташкенте и Каракалпакстане, в то время как предприятия в сельском, лесном и рыбном хозяйствах пострадали меньше всего. Предприятиями, которые испытывали наибольшие трудности во время пандемии, были те, которые не смогли работать удаленно, либо из-за невозможности перенести рабочие процессы, либо из-за отсутствия доступа в интернет или необходимого оборудования.

В докладе по данному второму обследованию было рекомендовано, чтобы помощь, оказываемая МСП, включала устранение факторов, сдерживающих развитие бизнеса, снижение налогового бремени, улучшение доступа к финансовой помощи путем создания институциональной среды для снижения ставки кредитования и поддержку перехода к удаленной работе.

В ходе видеоконференции, состоявшейся 11 ноября, были представлены методологии и результаты этих исследований, а также подробные стратегические цели сокращения бедности, включая поддержку семей, наиболее нуждающихся в помощи (как указано в "железных тетрадях"), и применение средств для решения проблем безработицы. Все участники проявили готовность использовать результаты исследования при разработке нового законодательства и политики для ускорения социально-экономического восстановления в Узбекистане.

Icon of SDG 0

ПРООН ПРООН в Мире

А

Азербайджан Албания Алжир Ангола Аргентина Армения Афганистан

Б

Бангладеш Барбадос Бахрейн Белиз Белорусь Бенин Боливия Босния и Герцеговина Ботсвана Бразилия Буркина-Фасо Бурунди Бутан

В

Венесуэла Восточный Тимор Вьетнам

Г

Габон Гаити Гамбия Гана Гаяна Гватемала Гвинея-Бисау Гвінея Гондурас Грузия

Д

Демократическая Республика Конго Джибути Домиинканская Республика

Е

Египет

З

Замбия Зимбабве

И

Индия Индонезия Иордания Иран

Й

Йемен

К

Кабо-Верде Казахстан Камбоджа Камерун Кения Кипр Китай Колумбия Коморские острова Косово Коста-Рика Кот-д'Ивуар Куба Кувейт Кыргызская Республика

Л

Лесото Либерия Ливан Ливия

М

Маврикий и Сейшельськие острова Мавритания Мадагаскар Малави Малайзия Мали Мальдивы Марокко Мексика Мозамбик Молдова Монголия Мьянма

Н

Намибия Народно-Демократическая Республика Корея Народно-Демократическая Республика Лаос Непал Нигер Нигерия Никарагуа

О

Объединенные Арабские Эмираты

П

Пакистан Панама Папуа-Нова Гвинея Парагвай Перу Програма помощи Палестинскому Народу

Р

Республика Ирак Республика Конго Российская Федерация Руанда

С

Сальвадор Самоа (мульти-страновой офис) Сан-Томе и Принципия Саудовская Аравия Свазиленд Северная Македония Сенегал Сербия Сирия Сомали Судан Суринам Сьерра-Леоне

Т

Таджикистан Тайланд Танзания Тихоокеанский регион Того Тринидад и Тобаго Тунис Туркменистан Турция

У

Уганда Узбекистан Украина Уругвай

Ф

Филиппины

Х

Хорватия

Ц

Центральноафриканская Республика

Ч

Чад Чили Чорногория

Ш

Шри-Ланка

Э

Эквадор Экваториальная Гвинея Эритрея Эфиопия

Ю

Южная Африка Южный Судан

Я

Ямайка